• Легенда об Астре

    Молодой охотник полюбил девушку, но та оставалась к нему равнодушной. - Если я собью с неба звезду, ты станешь моей? – спросил он у гордой красавицы. Никто еще из племени не мог осчастливить невесту Читаем дальше?
  • Легенда о Незабудках

    В далекой сказочной стране Dream жила прекрасная принцесса по имени Flower. Все любили ее за неземную красоту, наслаждались ее изяществом, восхищались грацией. И только бедный садовник Mute любил Flower за ее кристально Читаем дальше?
  • Притча о Любви

    Два ангела-путника остановились на ночлег в доме богатой семьи. Семья была не гостеприимна и не захотела оставить ангелов в гостиной. Вместо того они были уложены на ночлег в холодном подвале. Когда они Читаем дальше?
  • 1
  • 2
  • 3

27 декабря 2010г. Понедельник. 19.00 вечера.

Шеффер Александр сидел в кресле. Сидел в кресле в гостиной. Сидел в кресле в гостиной возле камина. Сидел в кресле в гостиной возле камина в своем коттедже, расположенном на окраине Москвы, и пил. Пил виски.

Пил самый дорогой виски. Пил самый дорогой виски и курил. Курил сигары. Курил самые дорогие сигары. Он очень любил курить самые дорогие сигары, сидя в кресле в гостиной возле камина в своем коттедже, расположенном на окраине Москвы, и думать. Вы спросите, о чем? Ну, как же, дорогие читатели, конечно же, о смысле жизни.Предновогодняя мишура. Глава 1. Стеффер Александр

И вдруг на тебе - раздражающий звонок в дверь отвлёк нашего героя от размышлений о вечном.

Тихо выругавшись, Александр нехотя поднялся с дивана и поплелся открывать незваному гостю, проклиная беднягу всеми известными проклятиями.

- Мама? – мужчина замер на пороге, изумлённо рассматривая стройную высокую женщину, строго глядящую прямо ему в лицо.

- Саша, где твои манеры? Как ты встречаешь свою любимую мать? Совсем испортился, живя в одиночестве за несколько километров от меня, - она деликатно посторонила сына в сторону и статно прошествовала внутрь, резко замерев на середине прихожей. – Александр, – угрожающе прошипела женщина, укоризненно покосившись на так и стоящего столбом мужчину.

- Ах, мама, прости, - засуетился брюнет, помогая матери снять шубу.

- Не прошло и полсотни лет! Саша, я тебя не узнаю! Что с тобой происходит? – сетовала дама, покорно позволив сыну усесться на пол, чтобы стянуть с ее ног черные замшевые сапоги.

- Мама, я прошу тебя, успокойся. Со мной все в порядке, – вздохнул Шеффер, негодующе взглянув на женщину снизу вверх, все еще возясь с неподдающимся замком.

- Вижу, как с тобой всё в порядке, – надменно протянула Тамара, и, отодвинув сына в сторону, спокойно расстегнула молнию и сняла сапоги. – Итак, ты, наконец, пригласишь мать в гостиную? Или мне так и стоять на пороге? – убийственный и весьма многообещающий взгляд заставил Виктора поежиться. Уныло покачав головой, брюнет указал рукой в сторону широкой лестницы, ведущей на второй этаж, где и находилась вожделенная гостиная

Все его мечты о спокойном празднике, проведенном только наедине с самим собой и своими мыслями, разбивались вдребезги. И все благодаря всюду сующей свой любопытный нос матушке. Боже, почему, ну почему он не уехал в Лондон, когда была такая возможность?!

***

Колесникова Стефания стояла на улице. Стояла на улице под снегом, кутаясь в легкую куртку. Стояла на улице под снегом, кутаясь в легкую куртку, и уныло рассматривала красивый коттедж. Жалобно шмыгнув носом, девушка пнула ногой близлежащий сугроб. Пнула ещё раз, ещё и ещё раз. Ничего не произошло, только сугроб из аккуратного конуса превратился в нелепый обкусанный кусок чего-то непонятного.Предновогодняя мишура. Глава 1. Колесникова Стефания Устало вздохнув, девушка закусила губу и, встряхнувшись, протянула руку к калитке. Помедлив, схватилась за ручку и несмело потянула дверь на себя, которая скрипнула и подалась вперёд, пропуская гостью внутрь сада, запорошенного толстым слоем нетронутого и блестящего в свете фонарей снега. Глубоко вдохнув холодный воздух, Стеша тихо проскользнула мимо молчаливой двери и медленно двинулась вдоль вымощенной кирпичами дорожки, с каждым шагом всё ближе и ближе приближаясь к заветному коттеджу.

***

- Александр, ты совсем изменился! И хочу заметить, ни в лучшую сторону. Неужели, ты не предложишь своей любимой маме даже чашечку кофе?! Я же все-таки с дороги! – проворчала Тамара, усаживаясь в кожаное кресло, ранее занимаемое Сашей.

Шеффер поморщился, наблюдая за женщиной, и со словами: «Да, мама», потащился на кухню заваривать любимый ирландский кофе Тамары, с кусочками апельсина и приправой из корицы и розмарина.

Проводив сына теплым взглядом, женщина мягко улыбнулась, когда он неловко споткнулся о порог и чуть не распластался на полу. Тихо выругавшись и наградив мать угрюмым взглядом, брюнет выпрямился, одернул джемпер и с высоко поднятой головой скрылся в коридоре. Тамара сдержанно рассмеялась, и поудобнее устроившись в кресле, приступила к скрупулезному изучению помещения. В гостиной было… чисто. Очень чисто. Чересчур чисто. Да чего уж там, комната просто блестела от вульгарно идеальной чистоты. Недовольно нахмурившись, женщина задумчиво потерла подбородок, чуть подавшись вперед. Взгляд заскользил по полу, стенам, мебели, к наглухо зашторенным окнам. Не единого намека на Новый год. Хоть бы одно самое малюсенькое украшение. Ни-че-го. Пустота. Скука. Тоска зеленая.

Тяжело вздохнув, Тамара покачала головой и печально взглянула на фото сына, покорно стоящее на каминной полке.

- Так дело не пойдёт, - прошептала в пустоту, задумчиво рассматривая фотографию, где Саша сидел за рабочим столом, мрачно взирая в объектив.

- Твой кофе, мама, - от неожиданности женщина вздрогнула, бросив укоризненный взгляд в сторону стоящего на пороге сына.

- Александр! – строго прогремела она, тихонько стукнув кулаком по подлокотнику. Брюнет вопросительно изогнул бровь, но промолчал. Прошел к журнальному столику, поставил на него поднос с кофе и вазой аппетитно пахнущих круассанов, и отошел к камину, привалившись плечом к стене.

- Не нужно подкрадываться, глупый мальчишка! Так и до инфаркта недалеко! – обвинительным тоном проверещала Тамара, с оскорбленным видом рассматривая содержимое подноса, и уже тянясь рукой к чашке с кофе.

Саша тихо хмыкнул, но вовремя прикусил язык, с трудом проглотив так и рвущийся на свет Божий ответ: «Кому и грозит инфаркт, так это только окружающим тебя людям, мама…». К чему наживать себе врагов? Особенно в лице своей собственной неугомонной маман.

- Присядь, дорогой. Нам надо кое-что обсудить, - женщина, как ни в чем не бывало, указала на соседнее кресло, невинно хлопая ресницами и улыбаясь ТОЙ самой улыбкой, говорящей о скорой и ОЧЕНЬ серьезной опасности, сулящей катастрофу вселенского масштаба. По крайней мере, для Александра точно.

«Боже… только не это…»

Саша судорожно сглотнул и на негнущихся ногах прошёл к креслу, буквально рухнув в него и крепко сжав виски пальцами.

Обычно под завуалированным словосочетанием «кое-что обсудить» Тамара всегда подразумевала разговор о браке и перспективе скорого пополнения рода Шеффер. И Саше прекрасно было об этом известно. Поэтому, дорогие читатели, вы, естественно, понимаете, в КАКОМ состоянии сейчас находился наш герой – заядлый холостяк, вечный бабник и законченный волк-одиночка.

- Итак… - напряженная пауза и испытывающий взгляд в упор заставили Александра внутренне сжаться до размера микроскопической песчинки.

«Нет… пожалуйста… нет…»

- Говоря о твоём уединённом образе жизни…

«Дьявол!!!!»

- Я думаю, пора положить конец твоему извечному амплуа законченного холостяка…

«Чёрт! Чёрт!»

- У меня как раз, совсем случайно, есть на примете достойная кандидатура…

«Ну… всё… это уже ни в какие ворота не лезет!!!!!»

- НЕТ! – голос эхом разнёсся по всему особняку. – Нет, и ещё раз нет! – яростно вскочив на ноги, Саша в два шага прошел к камину, ожесточённо вцепившись руками в полку. Все мышцы напряглись до упора, пальцы добела сжали твёрдый камень, на лице заходили желваки, а из широко раздувающихся ноздрей чуть ли не валили клубы дыма. Александр медленно, но верно закипал, готовый взорваться в любую секунду, словно бомба замедленного действия.

Предновогодняя мишура. Глава 1. Тамара ШефферВ данную минуту он представлял собой жуткое зрелище. Любой бы здравомыслящий человек бежал без оглядки, молясь всем известным богам остаться в живых. Любой, но только не Тамара. Ее нисколечко не пугало это опаснейшее животное, стоящее в нескольких метрах от нее и имеющее твердое намерение наброситься на свою жертву и безжалостно растерзать на мелкие кусочки, растерев в невесомую пыль. Она не боялась ничего. Особенного своего непутевого сыночка. Закаленная во многих неравных схватках Тамара обладала исключительным талантом выходить сухой из воды, оставаясь полностью спокойной и сосредоточенной. Бережно поставив чашку на стол, легким жестом расправив невидимые складки на юбке и аккуратно поправив прическу, женщина снисходительно посмотрела на сына, слегка улыбнувшись уголками губ.

- Не стоит так орать, дорогой. У меня отличный слух, и ты прекрасно осведомлен об этом факте. – Таким чертовски раздражающим вежливым тоном. Что аж до дрожи в кончиках пальцев, аж до кипения крови в венах, аж до помутнения рассудка и всплеска наисильнейшего приступа неконтролируемой ярости.

Стиснув каминную полку еще крепче, Саша издал нечленораздельный рык, резко припав лбом к побелевшим от колоссального напряжения рукам.

- Милый, расслабься. У тебя сейчас сосуды в глазах полопаются, - информация как будто между делом, просто так, словно в порядке вещей.

Остервенело крутанувшись, Александр взбешенной гиеной уставился на мать. Тамара мило улыбнулась, взяла в руки чашку и начала с наслаждением пить кофе.

Мужчина едва сдержался, чтобы не рассыпаться в проклятиях, и с громадным трудом засунув «горячие» слова куда подальше, сел обратно в кресло, крепко вцепившись руками в подлокотники.

- Мама. Мне не нужна помощь в поиске подходящей кандидатуры для брака. – Сквозь плотно сжатые зубы.

- Ошибаешься! Я смотрю, ты не очень-то преуспел в этом деле самостоятельно. – Тамара обвела гостиную говорящим взглядом.

- Чёрт! Мама! – Саша, как ошпаренный, вскочил на ноги и начал наворачивать круги по довольно-таки просторной комнате.

- Не богохульствуй! – в строгой приказной форме.

- Ар-р-р-р… Ты… НЕВОЗМОЖНА! – отчаянно взревел Саша, истерически вцепившись пальцами в свои волосы.

- Надеюсь, это был комплимент, - спокойно отреагировала женщина, продолжая попивать кофе и особо не обращая внимания на судорожные стенания сыночка.

«Зачем потакать детским прихотям?» - Вот правило всей её жизни. Устав. Догмат. Закон. Её личный постулат и проклятие её семьи.

- Мама, пойми… - уже с мольбой, готовый встать на колени, если придётся.

- Я знаю, что для тебя лучше, дорогой, - не терпящим возражения тоном.

- У меня есть невеста.

Тишина.

- Мама? – оторвав руки от лица, Саша обеспокоено взглянул на притихшую женщину. – Мама? – повторил он, приблизившись к Тамаре и присев возле нее на корточки.

- Давно? – каким-то безжизненным голосом

- Не очень, - извиняясь. Нежно взял холодные руки матери в свои, и поднес к губам. Поцеловал, согрел дыханием тонкие изящные ладони. – Прости. Я должен был сказать раньше…

- Должен был. Но не сказал. – Любимые карие глаза с осуждением смотрели в упор.

- Прости… - повторил без всякой надежды.

- Почему?

Пауза.

- Долго мне ждать? – вырвала руки из мягкого плена, скрестив их на груди в требовательном жесте.

Шумно вздохнув, Саша поднялся на ноги и отошел к камину, задумчиво всмотревшись в огонь.

- Александр! – с укором.

- Ты бы не одобрила мой выбор. Никогда. Ты вечно чем-то недовольна. Постоянно ищешь какие-то подводные камни там, где их нет, и никогда не было. Ты не даёшь человеку ни единого шанса! Твои решения не подлежат обсуждению. Смысл знакомить тебя с моей избранницей? Она всё равно тебе не понравится. Тебе невозможно угодить. – Закончив свою пламенную речь, Саша приблизился к двери, и тяжело привалившись к ней спиной, прикрыл глаза.

В комнате вновь наступила гробовая тишина.

- Не будь так категоричен, мальчик. Тебе ли меня судить? – Тамара поднялась с кресла и подошла к сыну. – Смотри мне в лицо, когда я с тобой разговариваю.

Обреченно вздохнув, мужчина нехотя открыл глаза, хмуро взглянув на мать.

- Так-то лучше. Итак, ты мне расскажешь, кто она?

- Мама…

ДЗЫ-Ы-Ы-Ы-Ы-Ы-Ы-ЫНЬ…

Речь мужчины прервал истошный звонок в дверь. Он повторялся снова и снова, пока Александр шёл к заветной цели. Как будто кто-то повис на звонке и не желал выпускать его из рук, боясь, что его не услышат.

Выругавшись в сто пятьдесят тысячный раз, Александр со всей силой распахнул дверь, да так и застыл на месте. На пороге, глупо улыбаясь, смущенно переминаясь с ноги на ногу, то краснея, то бледнея, стояла Колесникова Стефания – несовершеннолетняя дочь его босса, его персональный кошмар и самая настоящая острая преострая заноза в его задни… кхе… в его сердце.

***

- Какого чёрта вы здесь забыли? – полушёпотом выдавил мужчина, опасливо озираясь назад.

- Саша, кто там? – раздался из гостиной голос Тамары.

«Чёрт!»

Александр мысленно взмолился, чтобы эта неугомонная женщина хоть раз в жизни осталась сидеть на месте, и не лезла туда, куда не надо лезть.

- Я… - Стеша запнулась, заметив на лице мужчины панику. – Вы что, ни один? – поднявшись на цыпочки, девушка с любопытством заглянула через плечо брюнета в прихожую.

- Колесникова! – злобно прорычал Александр, загородив девушке обзор. – Что ты здесь забыла, глупая девчонка?

Девушка покраснела, смущённо потупив глазки.

- Понимаете, я… - нервно сглотнула, неосмысленным жестом взъерошила каштановые локоны, превратив и без того небезупречную прическу в полнейший хаос.

Мужчина тяжело вздохнул, раздраженно наблюдая за нерешительностью девушки. Нервно потёр переносицу и, наклонившись вперёд, медленно произнес ей на ухо:

- Моё терпение небезгранично.

Стефания резко вздрогнула и, издав странный полустон, неловко попятилась назад, судорожно комкая в руках шерстяные варежки.

- Стоять! – громко скомандовал Александр, заметив, что девушка сейчас оступится и свалится с лестницы.

Стеша в ту же секунду замерла, и, тоненько икнув, во все глаза уставилась на мужчину. Александр непонимающе проследил за Колесниковой, оббежав хрупкую фигуру цепким взглядом. Она… дрожала?!

«Проклятье!»

- Немедленно в дом. – В приказной форме, словно «упал - отжался». Вежливо посторонился, пропуская девушку внутрь.

Немного помявшись на пороге, Стефания всё же вошла в дом, сконфуженно сжавшись под внимательным взглядом мужчины. Теплое помещение прихожей радостно встретило гостью в своих гостеприимных объятиях, чего нельзя было сказать о самом хозяине. Облегченно выдохнув, Стеша стянула шарф с шеи и смущённо огляделась по сторонам.

- Итак, - раздался за спиной властный голос. Дверь громко захлопнулась, заставив Стешу подскочить на месте. Смахнув со лба непонятно откуда взявшийся пот, девушка медленно обернулась, встретившись с изучающими голубыми глазами. Саша ухмыльнулся, поймав смешанный взгляд Стефании, которая тут же покраснела и опустила глаза вниз.

- Что вы здесь делаете? – всё тот же вопрос заставил зябко поёжиться. Девушка с трудом перевела дыхание, приказав себе дышать медленнее и ровнее. Не очень-то получилось.

- САША!!!! – и снова этот переполненный недовольства голос. И судя по чистоте и звонкости его звучания, Тамара сейчас спускалась по лестнице на первый этаж. Ну, её-то действия как раз были ожидаемыми. Не дождавшись ответа от сыночка, она, естественно, как истинная любопытная особь женского пола, а любопытства у нее было хоть отбавляй, решила самолично узнать, куда это подевался ее единственный наследник.

- Чёрт! – выругался вслух Александр и, бесцеремонно схватив Стефанию за руку, втащил в первую попавшуюся комнату, в последствие оказавшейся кладовой. Очень темной и тесной кладовой.

Крепко прижав девушку к стене, Саша закрыл ей рот рукой и тихо прошептал: - Ш-ш-ш-ш…

Стеша от волнения и близости мужчины, кажется, даже перестала дышать. Она была в шоке… и в панике… и в растерянности… И вообще она не понимала какая из эмоций преобладает сейчас в большей степени.

Но в одном девушка была уверенна на все 100% - если она проведёт в объятиях Александра, еще хотя бы одну лишнюю секунду – просто сойдёт с ума, окончательно и бесповоротно. И гори все синем пламенем. Она изнасилует этого непостижимого мужчину прямо в этой кладовой! Ей Богу, изнасилует!

Словно почувствовав похотливые намерения Стеши, Александр резко выпустил ее из рук и вихрем отлетел к противоположной стене, со всей дури врезавшись во что-то большое и деревянное.

«М-м-м-м…» - застонал внутренний голос, матеря пустоголового Александра всеми известными непристойными выражениями.

С трудом сдержав стон боли, и едва удержавшись, чтобы не воспроизвести всю только что услышанную от внутреннего голоса брань, Саша шумно вздохнул, прижав пальцы к переносице.

- Саша?! Ты где, своенравный мальчишка?! Немедленно отвечай! Я не собираюсь играть с тобой в прятки! – негодующе верещала Тамара, уже по двадцатому кругу обходя владения сына в поисках последнего.

«Да тут я. Тут. Торчу в кладовке с малолетней дерзкой невыносимой и самой потрясающей девушкой во всём мире… Ах ты, чёрт!!!! Куда меня понесло, твою налево, за ногу и направо…»

- Если сию же секунду ты не ответишь, что делаешь в моем коттедже, я без промедления вышвырну тебя на улицу. И уверяю, моя рука не дрогнет, можешь не сомневаться. – Предупреждающе прошипел Александр, пронзив темноту убийственным взглядом.

Девушка тяжко вздохнула. Вздохнула очень тяжко. Вздохнула ТАК тяжко, как еще НИКОГДА в своей жизни не вздыхала.

«Эх, была, не была…»

- Яушлаиздома… - выпалила на одном дыхании.

Пауза.

Пауза.

Пауза.

Ну, сколько можно пауз, блин, компот!

И, наконец, долгожданный ответ:

- Почему? – о, как умно, ничего не скажешь. Но тон очень даже участливый.

Стеша задумалась. Надолго. Саша уже сбился со счёта, пересчитывая секунды в ожидании ответа, согнул все пальцы рук и даже ног, уже хотел переключиться на пальцы девушки, когда та смущенно пробубнила:

- Надоели отцовские упрёки. Я устала от вечных скандалов на голой почве. Я не желаю больше быть его личным сосудом, куда он каждодневно сливает все свое негодование, злость и обиду, словно ненужные отходы в канализацию. Я человек, черт возьми! Живой человек, а небездушная тряпичная кукла, с которой можно делать все, что заблагорассудится! – высказав всю боль, накопившуюся за долгие-долгие годы, девушка замолчала и, крепко обняв себя за плечи, сползла по стене на пол, уткнувшись носом в колени.

- Не прогоняйте меня… пожалуйста. Мне больше некуда идти. – Безжизненный тихий голос обжег сердце. Александр не знал плакать ему или смеяться. Он, наконец, получил то, что хотел, но каким способом?

Шумно вздохнув, Саша опустился на колени перед девушкой и, положив ладони на её плечи, нежно их сжал.

- Никто не собирается тебя прогонять. – Облегчённый вздох заставил Александра мягко улыбнуться. – Но я буду вынужден просить об ответной услуге. – Плечи девушки напряглись, и он чуть не рассмеялся, вовремя обуздав свои эмоции.

«Интересно, о чём она подумала?»

- До конца этой недели вы будете изображать мою невесту. – Слова потонули в истошном кашле. Самодовольно ухмыльнувшись, Шеффер снисходительно похлопал девушку по спине.

- Не стоит так нервничать. Это всего лишь на время.

- Но…

- Вам не придётся делать ничего такого, чего бы вы потом стыдились.

- Но…

- Самое большее, что я могу от вас потребовать – это поцелуй.

- Александр! – Стефания нагло запечатала рот мужчины руками. От неожиданности он не успел среагировать должным образом, так и, оставшись сидеть на коленях и тупо пялиться в темноту.

- Зачем вам всё это нужно? – вопрос вернул мужчину на землю. Резко встряхнув головой, брюнет убрал руки Стешы подальше от своего лица.

- Видите ли, у моей любимой матушки есть одна наиужаснейшая традиция – каждый год, 27 декабря она сваливается на меня, словно Дед Мороз на голову, и проедает все мозги разговорами о браке. Она словно одурманена этой своей кошмарной идеей. Это сводит меня с ума! – резко вскочив на ноги, Саша прижался лбом к двери, от всей души заехав кулаком в стену.

- Подождите. Вы что, не хотите создать семью? – Стеша с любопытством уставилась в пространство, затаив дыхание в ожидании ответа.

- Не. Ваше. Дело. – Процедил сквозь зубы брюнет.

Воцарилось неуютное молчание. Эдак на секунд сто.

- Хорошо, – девушка поднялась с пола в полной боевой готовности. – Я согласна. – Со всей решимостью.

- Что? – хрипло пролепетал Александр, ошарашено обернувшись на звук её голоса.

- Я согласна. – Спокойно повторила Стеша, сохранив в голосе всю ту же твердость, за что незамедлительно поспешила себя похвалить… мысленно. – Что я должна делать? – нежный румянец бессовестно окрасил щеки девушки, и она поблагодарила всех богов за то, что в кладовке темно и Александр, к её огромному счастью, не увидит её несвоевременного смущения.

- Эм… - сконфуженно пробормотал Саша.

«Оу! Как интересно! Неужели, он смущён не меньше моего? Это так… необычно и очень… странно…»

- От вас потребуется полное и безоговорочное послушание. – Наконец, справился с собой Александр.

«Эх… не долго длилось счастье…»

- Хорошо. – Тихо. Опустила глаза вниз, нервно прикусив губу. Предложение звучало весьма двусмысленно.

- И… молчите. Как можно больше молчите. Не смейте говорить без моего на то разрешения, иначе весь наш план полетит в тартарары. – Продолжал отдавать указания Александр, не заметив смену в настроении девушки.

- Поняла. – Голос почти сошёл на нет, а сама Стеша вплотную прижалась к стене, крепко вцепившись в неё ладонями. Ноги совсем внезапно, вдруг, превратились в желе, отказываясь держать хозяйку в вертикальном положении. Хотелось свалиться на пол. Дико хотелось. Опупеть, как хотелось. Но такая роскошь в данный момент была недоступна. Только не сейчас. Только ни на виду у этого непостижимого мужчины.

- Отлично. Идёмте. – Свет больно резанул глаза, и Стефания быстро зажмурилась, прикрыв лицо ладонями.

- Можно было, и предупредить, - обиженно пробормотала она, неловко протиснувшись мимо мужчины в прихожую.

Брюнет тихо хмыкнул, проводив девушку многозначительным взглядом.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить